.aku
Верноподданная королевства Като.
... Здесь должно быть какое-то предисловие от переводчика на тему: Почему я взялась за него в последний момент? Наша команда проиграла именно из-за штрафов. -____- Еще про то, что я очень люблю ау-фест, аушки, и этот фик, и этого автора, и немного сериал (1й сезон), который я посмотрела после прочтения фика. Но что-то слова не складываются должным образом в предложения. -__-

Тема: "Золотая рыбка", команда АА (Азия/Австралия).

Автор: beltenebra.
Разрешение на перевод: получено.
Название: Gone Baby Gone.
Пейринг: Кояма Кейичиро/Като Шигеаки.
Прочие персонажи: Мацумото Джун.
Рейтинг: R.
Жанр: ангст, фантастика, кроссовер с сериалом «Кукольный дом».
Авторское предупреждение: нелинейное развитие событий.

Когда Шиге впервые увидел его в Токио, то принял за галлюцинацию. Мелькнувшая среди толпы худая фигура быстро исчезла за углом перекрестка. Всего лишь отблеск вьющихся волос карамельного цвета, упавших на воротник рубашки так, что Шиге уже не мог забыть. Сердце тряхнуло в груди, и он помчался вперед. Как раз вовремя, чтобы застать мужчину, забирающегося в черный, блестящий фургон без опознавательных знаков. Шиге замер, глотая душившее горло разочарование и повторяя самому себе, что это невозможно. Годы назад он потерял всякую надежду вновь увидеть Кояму. Это не мог быть он, но колотящееся сердце верило в обратное.

***

Шиге помнил время, когда не был влюблен в лучшего друга. Хотя многие события тех дней остались в памяти: семейный отдых, занятия футболом и дни рождения; казалось, будто их заволокло пеленой, или они принадлежали кому-то еще. Когда Шиге было тринадцать, Кояма переехал по соседству. Долговязый Кояма с солнечной улыбкой и глупым смехом. Первые несколько лет Шиге не осознавал, но потом совершенно точно понял: это была любовь с первого взгляда. Он пропал с головой, когда уголки губ Коямы изогнулись вверх, и тот представился с непосредственной фамильярностью. «Мы теперь соседи и должны стать друзьями. Как думаешь, Шиге?»

Они оба не часто ходили на свидания. Шиге был немного застенчив и скрытен, но окружающие, вероятно, больше интересовались Коямой. В их школе последний нравился абсолютно всем и мог выбрать себе в возлюбленные лучших из лучших. Он от каждого принимал предложение дружбы, но не любовь, тем самым неосознанно подбрасывая дров в огонь надежд Шиге.

Два года они были неразлучны. Даже после того, как Кояма окончил школу, поступил в университет в Токио и уехал из Осаки, постоянно общались, обмениваясь телефонными звонками и текстовыми сообщениями. Като отправлял посылки с «гуманитарной помощью» и полные привязанности записки. Они напоминали о том, какой Кояма идиот, и что ему нужно заботиться о себе, так как Шиге нет рядом, чтобы сделать это.

Потому что я хочу, чтобы ты оставался собой... потому что я люблю тебя.

Он никогда не говорил этих слов. Ни после многих лет комфортный объятий. Ни после залитых солнечным светом и наполненных бессвязными беседами дней или бесчисленных ночей, когда они лежали совсем рядом. Так близко, что в лунном свете можно было запоминать форму узких губ и наблюдать, как поднимается и опускается грудь Коямы. Шиге ни разу не проговорился, даже не намекнул о своих чувствах. Он не признавался, но в уме вел счет всех моментов, когда мог.

***

Шиге родился под счастливой звездой. Так ему постоянно твердили окружающие. Он одним из лучших в своем классе окончил престижный университет со специализацией в области права и получил хорошую работу в юридическом отделе небольшой, занимающейся биотехнологиями компании. Год спустя она стала публичной, и Шиге (вместе со всеми сотрудниками, вплоть до персонала по уборке) проснулся миллионером. Хотя работа перестала быть необходимостью, он остался. Помимо фотографии у Шиге не было хобби, если только не считать затяжную одержимость Коямой. Да и людей, с которыми он проводил время, существовало не так много.

Шиге был рад, что не бросил работу, иначе бы не оказался на особенно тоскливом приеме среди скучающих чрезмерно богатых клиентов и никогда бы не услышал о «Кукольном доме».

− Серьезно. Все, что угодно. Все, что Вы только можете себе представить. Например, специальные навыки, специфические знания, биография. Все, что угодно.

Шиге постарался приглушить большую часть скептицизма в своем тоне:
− Как они это делают? Подобной технологии не существует. Невозможно просто запрограммировать человека.

Танака только ухмыльнулся, расслабленный от осознания чувства собственного превосходства.
− Это то, во что должны верить 99,99 процента населения, Като-кун. Но у элиты, у высших представителей общества есть доступ к знаниям, которые большинство людей не могут себе даже представить.

− Предположим, это возможно. Какой человек добровольно согласиться на что-то подобное?

Танака наклонился и заговорщически зашептал:
− Дом держит информацию под контролем, но я слышал, они подбирают людей с личной травмой или тех, кому нужно убежище. Стоит человеку присоединиться к организации, он перестает существовать. Ни записей, ни фотографий, ничего. Люди просто исчезают.

Шиге почувствовал, как ногти впились в ладони, и липкая дрожь страха пробежала вниз по позвоночнику. Он инстинктивно понял, что это было важно. Это была зацепка. Возможно, долгая цепь разочарований в поисках Коямы наконец дала трещину.

С притворным благоговением перед обширными знаниями Танаки Шиге сказал, как можно небрежнее:
− Хорошо, Танака-сан… Допустим, я поверил Вам на слово. Я молод и заинтересован. К тому же, у меня больше денег, чем я могу придумать, куда их потратить. Как связаться с людьми из «Кукольного дома»?

***

В середине последнего учебного года в старшей школе жизнь Като Шигеаки оборвалась.

В один прекрасный день он и Кояма несколько часов разговаривали по телефону: смеялись и строили планы, представляли, как будут вместе снимать квартиру. Университет, в который Шиге собирался поступить весной, находился достаточно близко к университету друга. Като повесил трубку и пообещал себе: день выпуска и переезда к Кояме, станет днем признания. Он наконец расскажет о своих чувствах, и они будут вместе. Как и должны быть.

На следующий день Кояма исчез.

Он не давал о себе знать в течение нескольких дней, и к тому моменту, когда Шиге решил, что пришло самое время для паники, ничего не осталось. Что-то произошло, должно быть, нечто ужасное, но Шиге не знал. Он не смог найти ни одной чертовой зацепки. Казалось, произошло преступление, но тогда были бы свидетели, слухи, хоть что-нибудь.

Складывалось впечатление, что Коямы Кейичиро никогда не существовало в Токио: ни каких записей об его учебе в университете или проживании в квартире. Шиге провел несколько отчаянных месяцев, по выходным мотаясь из Осаки в Токио в безнадежных поисках знака, что самый важный человек в его жизни все еще жив и был чем-то большим, чем яркой игрой воображения.

В следующем году Шиге переехал в небольшую квартиру, расположенную недалеко от университета в Коямы, и с головой погрузился в учебу. Он похоронил свое сердце под обломками любви, у которой не было шанса зацвести, но никогда не переставал искать.

***

− Так скажите мне, Като-сан, что привело Вас в Кукольный дом? − Мацумото говорил непринужденно, но Шиге заметил затаившуюся остроту интеллекта в проницательном взгляде. Ему бы не хотелось стать врагом такого человека.

Шиге окинул взглядом просторный кабинет. Со вкусом обставленная комната была оформлена светлым деревом и полотнами рисовой бумаги. Окно, размером в целую стену, открывало вид на внутреннюю часть Дома. Изысканные линии, пышные сады и закрытые бассейны легко могли ввести в заблуждение и показаться не более чем обстановкой высококлассного спа-салона.

− Я слышал... некоторые слухи об этом месте и о том, что вы можете сделать. О технологиях, к которым у вас есть доступ. Я не мог поверить, − он придерживался спокойного восхищения в тоне, разбавляя слова намеренной лестью.

− У нас не просто есть доступ к технологиям, Като-сан. Мы ее создали и усовершенствовали. До нас ее фактически не существовало. Над этим проектом работали одни из самых выдающихся умов современности, − улыбка Мацумото сквозила самодовольством, но вместо гнева или раздражения, как должна была бы, вызвала желание уступить самому себе и упрашивать поделиться притягательными секретами. Мужчина выглядел откровенно опасно, но у Шиге были причины находиться здесь. Эта игра стоила свеч.

− Вы действительно можете создать для меня идеального человека? Все, что я захочу? − он позволил тени сомнения просочиться в голос в надежде, что Мацумото перейдет к более детальному описанию процесса.

Мужчина поднял красиво очерченную черную бровь и погрузился в глубокие описания формирования личности и реакции нейронных проводящих путей, приемов изменения физических способностей и программируемых эмоциональных откликов. Шиге внимательно слушал, как губка, выпивая информацию и заостряя внимание на каждом отмеченном Мацумото аспекте.

Визит в Кукольный дом должен был стать разведывательной миссий, дать представление об организации, которая, предположительно, заставляет людей исчезнуть (до сих пор все признаки указывали на то, что она может удовлетворить, черт возьми, любые желания; потребуются годы, чтобы обнаружить следы ее деятельности, если они вообще существуют), но отблеск золота за стеклом привлек к себе внимание, и Шиге чуть не забыл, как нужно дышать.

В реальность его вернул низкий порочный смешок Мацумото. Шиге не стал пытаться скрыть ползущую по щекам вспышку румянца, смешанную из смущения и тоски, щедро разбавленную злостью и желанием. Там был Кояма, черт возьми. Кояма, одетый в льняные брюки и грациозной походкой следующий за похожим на рокера молодым человеком с волосами, собранными в хвостик. Доступный для всех, кто имел достаточно денег, готовый превратиться в совершенного вора или тайного агента, друга или партнера для свидания. Кояма.

Судя по интонациям в голосе, Мацумото крайне забавлялся. Он словно ждал этого момента, уверенный, что Шиге начнет немедленно умолять превратить свои мечты в реальность:
− Кажется, Вам кто-то понравился, Като-сан?

Чтобы нормально заговорить, Шиге потребовалось несколько раз прочистить горло. Наплевать, насколько отчаянно он выглядел в глазах Мацумото. Шиге отмахнулся от моментально вспыхнувших сомнений и громкого голоса под подкоркой головного мозга, протестующего против неправильности происходящего.

− Вы можете задать любой сценарий? − он не обернулся, чтобы увидеть кивок Мацумото, не рискуя отвести глаз от худой фигуры. Шиге боялся: стоит взглянуть в другую сторону, и Кояма исчезнет. Превратится мираж, который он преследовал годами. Като поднял руку, указывая на человека за стеклом. Такого близкого. Такого далекого. − Я хочу этого.

***

Верный своему слову, Мацумото организовал идеальные выходные с мужчиной его мечты. Человек из запроса Шиге походил на Кейичиро до пределов, которые не вызывали подозрений. По всей видимости, люди из Кукольного дома знали, что собой представляет настоящая личность Коямы, но у Шиге не было возможности понять, насколько они осведомлены о его собственном прошлом и жизни до приезда в Токио. Если люди из Дома проведают о том, что он знает Кояму, это наверняка обернется большими проблемами.

Шиге должен был чувствовать стыд за себя. Так и было. До определенной степени, но недостаточно, чтобы остановиться. Первая просьба стала невинной, близкой к реальности, но при этом довольно размытой, чтобы не вызвать подозрений. Случайная встреча старых школьных друзей, не видевших друг друга долгое время. Внезапно возобновленная эмоциональная связь, вихрь нежных улыбок и любопытных взглядов.

Когда отведенное время приближалось к концу, Кояма наклонился за поцелуем. Шиге понял, почему люди были готовы заплатить миллионы йен за похожую на реальность мечту. Пьянящая сладость рта Коямы и ослепительный блеск улыбки после служили почти достаточным основанием, чтобы излечить горечь знания о подделке, нереальности, искусственности происходящего. Позже Кейичиро вернется в медицинскую камеру и забудет о его существовании. Но не сейчас.

Теперь, когда Шиге знал, где находится Кояма, то не мог остаться в стороне. Дальнейшие визиты показали, что Кукольный дом сохранил созданную личность, предоставив клиенту возможность развивать отношения и забронировать будущие встречи. За соответствующую плату, конечно.

Шиге был болен и знал это. Он пользовался Коямой и мучил себя. Иногда ему хотелось, никогда не натыкаться на Кукольный дом, не беспокоиться о выборе и не испытывать искушения. Но, с другой стороны, Шиге отчетливо помнил годы неведения. Каждое утро, когда он просыпался с мыслью, что Кояма уже мертв. Может быть, грызущее чувство вины – это лишь замена страха и душевной пустоты, но жить так было легче.

Шиге запрещал себе думать о том, что делает Кояма, когда они не вместе. С кем он, и как может быть использован. Когда видения прокручивались в голове снова и снова, Шиге едва мог подавить желание закричать. Он раздумывал, как спасти Кояму, но не имел ни малейшей идеи, с чего начать. Да и потом, что если Кейичиро не нужно его спасение? Поэтому Шиге просто пытался проводить с ним, как можно больше времени. Он знал, что вел себя не лучше любого другого клиента и не был рыцарем в сияющих доспехах. Намерения его сердца оставались совсем небезупречны. Но Шиге любил Кояму, настоящего Кояму. Может быть, это чего-то стоило и хоть немного уравновешивало тяжесть его грехов.

Шиге часто возвращался к этим мыслям, особенно в ночи, которые проводил с Коямой. Слишком редкие, чтобы не чувствовать нехватку времени. Наслаждаясь чувством тепла другого человека в своих руках и слушая ровное дыхание, он долго лежал без сна. Потребность в этом была слишком сильной, поэтому Шиге не мог отпустить Кояму, пусть и ненавидел то, как получил.

Тихий сонный шепот вырвал Като из круга самообвинений. Он не верил правдоподобности собственных оправданий, но старался не лгать Кояме, даже если из-за искусственности их знакомства в этом не было никакого гребного смысла. Шиге цеплялся за надежду, что где-то под слоями иллюзий, в глубине программного обеспечения и электрических импульсов Кояма, его Кояма, все еще существовал.

− Я так люблю тебя, Кей. Черт возьми, так сильно.

Ответ был незамедлительным, нежным, наполненным любовью и легким беспокойством:
− Шиге, ты знаешь, что я тоже тебя люблю. Почему твой голос всегда такой злой?

Надеясь, что Кояма не заметит дрожи в пальцах, Шиге зарылся в его мягкие волосы. Ласковым поцелуем в макушку он попытался удержать Кейичиро от взгляда вверх, в свои глаза. По щекам брызнули внезапные горячие слезы; Шиге зажмурился и, сделав глубокий вдох, попытался придать своему голосу оттенок спокойной беззаботности:
− Я просто не хочу, чтобы ты забыл. Вот и все.

***

Като узнал об окончании контракта Коямы, буквально столкнувшись с ним на улице. В супермаркете, если быть точным. Кейичиро держал сумку, которая, казалось, скоро лопнет от переполнявших ее продуктов: упаковок с рисом, мукой и сахаром, молоком, кофе, уксусом и соевым соусом. Шиге бессвязно извинился, украдкой проверяя, нет ли поблизости знакомых лиц из Кукольного дома.

Кояма вспыхнул и пробормотал:
− Шиге, я не могу в это поверить! Мы так давно не виделись.

Като даже не попытался скрыть потрясения:
− Ты меня помнишь?

− Конечно, да! Как я мог забыть своего лучшего друга? − голос был таким привлекательно знакомым, близким и раздраженным.

Сердце Шиге болезненно сжалось. Он засунул руки в карманы и попытался сдержать острое ощущение эйфории и страха. Наступил момент, о котором он мечтал долгие годы: Кояма был здесь, действительно рядом. Если Шиге сейчас все испортит, то никогда себе не простит. Он заставил свои губы изогнуться в легкой веселой улыбке:
− Ты всегда невероятно мастерски забывал даже самые важные вещи… ключи, мобильный телефон, проездные карты.

Кояма смутился, и Шиге едва удержался, чтобы не погладить покрасневшую кожу кончиками пальцев. Глаза Кейичиро были темными и нечитаемыми. Като не знал, о чем он думал, и смаковал это непривычное чувство. Кояма был собой, настоящим, без запрограммированного сценария.

− Да, конечно… вот почему у меня всегда был ты. Может, отойдем? Мы перекрыли вход.

Шиге шел с Коямой нога в ногу, плечом к плечу, словно долгие годы расставания растаяли в одно мгновение. У небольшого парка они остановились и, облокотившись на заграждающие перила, в сгущающихся сумерках наблюдали за цветущими деревьями. Обернулись они одновременно, открыв рты, чтобы что-то сказать, а потом замерли и засмеялись. Взглядами они изучали лица друг друга несколько секунд, а может и минут. Шиге не знал точно, потому что был слишком занят, упиваясь чувством Коямы рядом. Настоящего Коямы, который стоял вблизи и говорил по своей воле.

Выражение лица Кейичиро было задумчивым, немного грустным. Его голос прозвучал извиняющимся, почти безнадежным:
− Меня не было. Некоторое время. Кое-что произошло, и у меня была возможность получить кое-какую стажировку вне города. Мне жаль, что я тебе не сказал.

Шиге поднял взгляд, и Кояма чуть-чуть вздрогнул, будто ждал окрика или удара. Като только слегка покачал головой и протянул руку, чтобы подтянуть его ближе к себе. Кояма не сопротивлялся, на самом деле он немедленно обнял его за талию и опустил подбородок на плечо. Они цеплялись друг за друга за несколько мгновений, пока Шиге не заговорил первым. Голос звучал низко и хрипло:
− Я скучал по тебе, Кей.

Кояма заплакал, и Шиге не смог сдержать смех, отстраняясь ровно настолько, чтобы большим пальцем нежно стереть соленую дорожку:
− Все тот же старый Кояма.

***

Наверстывая упущенное, они проводили вместе все возможное время. У Шиге осталось достаточно средств, чтобы бросить нынешнюю работу и посвятить себя безвозмездной помощи местным органам власти. Кояма не поделился подробностями, но уверил друга, что его финансовое состояние позволяет не беспокоиться о работе всю оставшуюся жизнь. По всей видимости, Кукольный дом хорошо обеспечивает своих бывших сотрудников.

Постепенно они перестроили свою дружбу. Кояма еще обходил кругами пятилетний провал в своей жизни, огибая его, как синяк. Шиге ни разу не намекнул о Кукольном доме, хотя часто задавался вопросом, видно ли по его глазам то, что он не должен был знать… Хриплые стоны, которые издавал Кояма, когда он вылизывал дорожку на его груди. Низкие причитающие звуки, которые Кей никак не мог сдержать, когда он брал его член в рот. Чувствительное к щекотке место под коленом, и закушенная нижняя губа за момент перед тем, как кончить. Все эти запрещенные знания, полученные путем обмана системы, хакерского взлома в сердце Коямы. Или, может быть, не Коямы вообще. Просто самого близкого, что мог создать Кукольный дом. Теперь Шиге нужно начинать заново и сделать все правильно.

Он старался быть осторожным и не давить на Кояму своими чувствами, но на этот раз не мог рисковать. Шиге дал понять, что без ума от него, позволив самому решать, как действовать дальше. Спустя одну бесконечную неделю после откровенной, но серьезной исповеди Кояма приподнял его за подбородок и первый раз поцеловал. Первый раз, который считался. Это был мягкий и нерешительный поцелуй, от волнения у обоих сбилось дыхание. Самая совершенная вещь в мире. Шиге был готов поклясться, что почувствовал, как несколько сотен небольших ран на сердце постепенно затягиваются.

Им было удобно удерживать непрочный баланс. Хотя, возможно, когда-нибудь они сорвутся, полностью разоблачив накопившиеся тайны. Шиге не мог избавиться от мыслей о том, что могло бы привести Кояму в Кукольный дом. Иногда они темными кошмарами проникали в его сны и заставляли проснуться в липком поту. Он жил на грани паники, представляя реакцию Кояма на свое признание.

Каждый раз, когда Кояма упоминает о том, что они делали вместе, о чем разговаривали, о местах, в которые ездили, то смотрит так, словно чего-то ждет, будто хочет удостовериться, было это на самом деле или нет. В такие моменты Шиге боится, что весь их тщательно выстроенный мир обрушится, потому что уверен: все его секреты для Коямы не тайна. Еще мгновение, и он вновь потеряет Кейичиро, но теперь уже навсегда. Но Кояма просто задумчиво сжимает губы, а потом солнечно улыбается, не заостряя на моменте внимание, и Шиге вновь может дышать.

Он не достаточно наивен для безупречной уверенности в том, что они на самом деле могут начать все заново, забыть о тенях и подводных камнях, похоронить в прошлом все оставшиеся без ответов вопросы. Но иногда, только на некоторое время, Шиге позволяет себе надеяться.

@темы: |Kato Shigeaki|, |Koyama Keiichiro|, |NEWS|, |фанфики|